Когда две сестры и брат попали в Детскую деревню SOS, младшей сестре было три, старшей – десять, а брату – шесть лет. «А это можно есть?» - спрашивает маленькая девочка, найдя на земле нечто несъедобное. В первый же вечер их SOS мама поняла, что по поводу еды им придется пролить немало слез. 


В тот вечер, когда они попали в детскую деревню, большую часть поставленной на стол огромной кастрюли с едой съели маленькие девочки. «Трехлетняя Анна опустошала тарелки одну за другой с такой скоростью, что у меня челюсть отвалилась! – вспоминает мама Малле. – Время от времени она засовывала пальцы в рот, чтобы побыстрее затолкать пищу и взять новую порцию. Она просто не успевала сама достаточно быстро жевать».


По несколько раз в день мама обнаруживала, что в карманы платьев и брюк, уголок для игрушек, под подушку и в шкаф были спрятаны продукты, булка, ломтики яблок и все, что можно было найти на кухне.


«Если бы я дала им есть столько, сколько они хотели, они бы, очевидно, объелись насмерть, - говорит мама Малле. – Поэтому мы быстро ввели определенное время для еды и правило точной порции. Горячее давали трижды в день, плюс два здоровых перекуса. А сырые овощи можно было грызть весь день напролет».


Дети совершенно не привыкли есть горячее, больше всего они любили всякую сухую пищу – булку, колбасу и все, что можно было сразу и быстро запихать в рот. Когда дети вышли во двор, они почти обо всем спрашивали: «А это можно есть?» Будь то съедобная или совершенно несъедобная вещь.


Выброшенные бумажки от гамбургеров отправились в рот


С братом девочек проблема была еще больше. У мальчика была привычка совать в рот все, что он находил на улице или рядом с мусоркой. «Поначалу с ним было совершенно невозможно ходить по городу. Все выброшенные жвачки, фантики от конфет и бумажки от гамбургера немедленно быстро отправлялись в рот и облизывались. Только после долгих убеждений и разъяснений мальчик стал отвыкать от этой привычки», - вспоминает мама Малле.

В детсаду мальчик во время кормления прятался вместе с едой в шкафу и закрывался изнутри. Столь большой страх и болезненный опыт остались, видимо, с того времени, когда можно было легко остаться без еды. «К счастью, воспитатели относились к этому с большим пониманием, - рассказывает мать. – Они позволяли Каспару съедать еду в шкафу, но понемногу направляли его за стол. Через некоторое время мальчик согласился сесть один за стол и больше не чувствовал потребности спрятаться в шкаф».


Большой проблемой стала и культура еды. Вернее, ее полное отсутствие. «Дети не умели есть за столом. Все время убегали куда-то в угол или под стол. Не говоря о том, чтобы накрыть на стол и подождать других членов семьи. Обычно они засовывали еду в рот руками и отчаянно глотали. По утрам мы были вынуждены по несколько раз менять одежду, поскольку вся пища растекалась по ней. Нередко одежда десятилетней девочки спереди была пестрой, как географическая карта, – на ней было все меню», - рассказывает мама Малле.


Любящая семья – новый опыт для ребенка


Часто случалось так, что ребенок нечаянно что-то ронял на пол. Если, например, переворачивался стакан молока или падала еда, перепуганный ребенок кидался под стол и больше не осмеливался оттуда вылезти.


«Очевидно, у него был болезненный опыт, что, если что-то натворил, надо сразу прятаться, иначе мало ли что за этим последует – побьют или оставят без еды», - говорит мама Малле.


К счастью, дети учатся быстро и, помимо мамы, их поддерживают терапевты, которые занимаются и пищевыми проблемами, и повышением уверенности в себе.


«Когда дети прибыли в детскую деревню SOS, их уверенность в себе была крайне мала, а собственное Я практически отсутствовало. Главное, чем приходится заниматься каждый день, - объяснение, разговор, приведение примеров, опять разговор и повторение беседы», - говорит мать.


У детей, попавших в детскую деревню, как правило, за всю жизнь не было ни одного человека, который замечал бы их, выслушивал и думал вместе с ними. Наличие любящего человека для них – новый опыт, который требует привыкания.


«На самом деле, они очень благодарные и сочувствующие дети. Никогда не забудут поблагодарить после приема пищи того, кто ее готовил, за очень хорошую еду. Если поначалу они были не согласны поделиться пищей даже со своим братом или сестрой, теперь они сами спрашивают: «А тебе досталось?» В магазине они больше всего беспокоятся, хватит ли еды. Об этом они переспрашивают несколько раз, хотя мы всегда выходим из магазина с полной корзиной еды.


Если я подтверждаю, что еды хватит, следует второй вопрос: «А денег тоже хватит?» Тогда приходится объяснять и снова говорить, что, если покупать разумно и не тратить слишком много на сладкое, то на еду прекрасно хватает». Средний продуктовый бюджет Малле в месяц составляет 800 евро, что довольно много.


«Поскольку у детей хороший аппетит и они едят действительно много, у нас возникли проблемы с лишним весом. У старшей девочки серьезные проблемы с весом. Мы ходили к консультанту по питанию и получили хорошие советы. К сожалению, смузи, которые нам посоветовали на завтрак, довольно дороги, поэтому их мы не можем себе позволить каждый день».


Проблемы с весом у младшей девочки Малле удалось взять под контроль, поскольку она попала в детскую деревню совсем маленькой и получила в своей биологической семье меньше травм, чем старшая сестра, которая попала в детскую деревню десятилетней.


«У десятилетнего ребенка многие проблемы уже стали хроническими, и их невозможно изменить за пару лет, прожитых в детской деревне. Нужно больше времени в любящей среде и помощь терапевта, чтобы все пошло на лад».


Десятилетнюю девочку невозможно привлечь к готовке еды


Например, старшую сестру мать до сих пор не может привлечь к готовке еды, поскольку большая ее часть, скорее, попадает в рот девочки, чем на тарелку. Так и появляются стремительно лишние килограммы. Зато брат, у которого аппетит меньше, прекрасно помогает маме на кухне.


С того момента, как они стали жить в детской деревне SOS, прошло три года, за это время многое изменилось: дети уже могут очень вежливо вести себя за столом, не заглатывают пищу, не прячут и не тащат в угол. Если что-то случается, они не бегут в страхе в укрытие, а приходят к маме и вместе находят решение проблемы. Дети узнали много новых вкусов и едят пищу, которой раньше не видели.


Но многие проблемы все еще остаются, и их решит только время, терпение матери и ее постоянные разъяснения, готовность помочь детям и безусловная любовь.